?

Log in

Субъективные заметки о вечере памяти Михаила Генделева - Артур Клява [entries|archive|friends|userinfo]
Артур Клява

[ website | My Website ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Субъективные заметки о вечере памяти Михаила Генделева [Mar. 31st, 2010|10:47 pm]
Артур Клява
[Tags|, ]

Сперва – конспективное изложение речей участников вечера, с моими комментариями и ремарками, по мере необходимости.


Вечер памяти Михаила Генделева, 28.03.2010

Звучит стихотворение «Господь наш не смотрит на землю…».

Ведущий напоминает, что в 2004 году Майя Каганская провозгласила Михаила Генделева гением [как ни стараюсь, а все же – трудно отнестись серьезно к подобному провозглашению. Мне в нем видится выдача желаемого за действительное – А.К.].

Анна Исакова:

Поначалу мне его стихи не нравились. Не нравилась его ершистость, язык подворотни, вся эта зона. Он это почувствовал и однажды сказал мне: «Между прочим, коллега, у вас есть основания держать по отношению ко мне буржуазную позу».

Это мое неприятие продолжалось до 1984 года, когда было написано стихотворение «Бильярд в Яффо», посвященное ИР.

Звучит стихотворение «Бильярд в Яффо». Послушать его можно вот здесь.

Я знала – о каком доме идет речь, и кто такая ИР: она была необыкновенно талантлива, мне запомнилась выставка кукол, которую она устроила.

Вообще, и дом, и бильярд не были для меня метафизическими, дом был старый арабский, он был наполнен ощущением трагедии. И действительно, через много лет после того, как были написаны эти стихи, ИР погибла в этом доме: она упала с галереи.

Яффо в тот период был такой антитезой Иерусалиму. В нем повсюду на решетках, и на скамейках были вылиты и выгравированы грифоны и прочие звери, их потом поснимали отовсюду.

Мы дружили с гением [не забыть бы! – А.К.].

Нет ощущения, что Миша принят как поэт. Есть заявка. Должны быть какие-то вещи, которые подготовят его принятие как поэта. Нужно собрать и опубликовать то, что мы об этом человеке знаем.

Как создается память о человеке? Жизненная легенда таких личностей как Довлатов или Уайльд была очень важна, она была создана руками их друзей.

Хочется мне уговорить вас, что память о Мише – это рукотворное дело.

Для того, чтобы услышать то, что стоит за строчками, нужно знать какие-то детали. Именно поэтому важно издать все это не просто так, а с подробными комментариями нас, мишиных друзей.

[в этих пассажах все важно: и то, что необходимо «подготовить принятие поэта» и то, что нужно создать о нем легенду, и то, что его поэзия требует подробных комментариев, в первую очередь, от друзей поэта.

Спору нет: подробные комментарии важны. Но это – дела литературоведческие. Это вряд ли может стать мостиком, соединяющим строчки и читательские сердца– А.К.
].


Петр Криксунов:

Сборник «Из русской поэзии», стихотворение «Понимаю хорошо, но поздно…»

[Интересно, кстати, было почитать комментарии по ссылке – никакого тебе Мандельштама, никакого Гумилева– А.К.].

Это стихотворение четко датировано. Оно написано в пятый день праздника Песах, 28 апреля 2005 года.

Самая запоминающаяся строчка – «но зато Басё как хоросё». При чем тут Басе?

На самом деле, все это стихотворение – диалог с Мандельштамом. И Бог, которого не видали рыбаки – это и есть сам Осип Эмильевич.

Можно вспомнить статью Г.Померанца: «Басе и Мандельштам», можно – и стихотворение самого поэта «Золотой».

Идет перекличка поэтов. Мандельштам задает вопросы – кто я? что я?

Что мне делать с пьяною оравой?
Как попал сюда я, Боже мой?
Если я на то имею право, —
Разменяйте мне мой золотой!


А Генделев ему, фактически, отвечает:

весь не жалобный не русский как не лучший весь
я заживо
оцепененью подлежу…

что медный я и что щипящий…


Строчка «Вы Бога не видали, рыбаки» – отсылка к гумилевскому «Лесу»:

И следы в песке видали рыбаки
Шестипалой человеческой руки.


А все стихотворение – это, на самом деле, автопортрет.

«Я как Медный Змей стою на ребрах»: речь идет о жезле Моисея – медном змее, подаренном Моисею Итро. А вот и он сам – находится на иорданской горе Нево: месте кончины самого пророка.

Звучит стихотворение «К арабской речи» [Криксунов: и здесь перекличка с Мандельштамом – стихотворение «К немецкой речи»]. Его текст можно прочитать по вот этой ссылке (внизу).


Евгений Сошкин:

[Тут я почти не записывал. Сошкин читал неизвестные стихи из архива поэта, строчки, из которых потом выросли такие стихи как, например, «Бильярд в Яффо». Сам Сошкин говорил о том, что в одном из ранних генделевских циклов было заметно влияние «Любви» Бродского.

Запомнилась строчка, выделенная филологом: «Над лысым черепом любви соорудим из пальцев «V»».

А я все ждал – когда же возникнут запоминающиеся строчки без всего этого стеба, без иронического подтекста, серьезные, лиричные – пусть.

Ирония – это уже было сполна у Бродского. Который, кстати, никогда не боялся и лирики – он умел с ней управляться. И среди самых распространенных строчек есть и иронические, есть и похабные. Но также и полно лирических.

Я ждал, но так и не дождался.]

Звучит стихотворение «Иерусалим-2».



Дмитрий Сигал:

Михаил Генделев хотел быть израильским поэтом.

Но израильской поэзии, по моему мнению, уже давно нет.

Генделеву не удалось стать израильским поэтом, но он, зато – великий русский поэт, стоящий в одном ряду с Осипом Мандельштамом, Константином Вагиновым, Иосифом Бродским... Он занимает свою уникальную нишу..

Мне посчастливилось знать этого, не только великого поэта, но и великого человека. Это второй такой случай: первый – мой знакомый ученый Владимир Топоров.

Это удивительно! Он о нас писал, я до сих пор не могу прийти в себя от этого!

Я хочу сказать о его удивительной доброте. Но его огромная доброта имела и другую сторону: он был человек в высшей степени злой.

У него, был такой, знаете, целительный яд, как у змеи.

Это все ода Генделеву, которую я пытаюсь спеть но как-то не очень получается.

Все это нужно издать, на это нужны деньги... от какого-нибудь олигарха, Бориса Березовского там...

У Генделева есть стихи, посвященные олигарху. Может быть, как-то переадресовать их другому олигарху, чтобы он дал денег на издание.

[Интересно, «любил» бы все это «покойник»? – А.К.].

Звучит стихотворение «Ателье разбитых сердец».


Этим вечер и заканчивается.

Очень удачную подборку фотографий с этого вечера можно посмотреть вот здесь.

Для полноты картины приведу также ссылку на еще одну запись участницы этого вечера: вот она.

А теперь – некоторые мои размышления по поводу увиденного и услышанного (ну, кроме того, что я высказал в ремарках к речам собравшихся):

Хорошо, что я услышал некоторые стихи. Для меня все они – абсолютно нечитабельны (и за что он так издевается над читателем?!).

Надо сказать, читает поэт очень хорошо, стихи приобретают выпуклость, я могу их воспринимать.

Поэзия Иосифа Бродского хорошо тренирует мозги, так что, можно считать, я подхожу к стихам Генделева «разогретым» и подготовленным: ирония этих строчек, их бескомпромиссность, выплеск эмоций – это все я уже где-то встречал. Известно где.

Отдельно о выплеске эмоций: у Генделева это почти никак и ничем не контролируемая стихия. Он переходит с одного языка на другой, с одной мысли на другую, он мастерски играет с аллитерациями и с чем там еще? В общем, «мастер», спора нет.

Увы, мне, как читателю, эта поэзия ничего не дает. Она никак не проникает в сердце. И даже, к сожалению, как-то однообразна по своей природе: сколько можно играть со строчками и с переходом на иврит?

Среди стихов, услышанных мной на вечере, прочитанных (с большим трудом!) до и после него, есть хорошие стихи, даже очень хорошие. Есть сильные строчки, я могу почувствовать на мгновение боль поэта, боль за поэта – и это дорогого стоит.

Но сердечная боль возникала лишь на мгновения. Она так всю дорогу и оставалась его болью, не моей. Ничего из этого материала не хотелось ни учить наизусть, ни присваивать, ни обдумывать.

Поэзия Бродского «холодна» и «интеллектуальна»?

Это вы еще Генделева не читали!

Обдумывая этот феномен, в моей голове вертелись всякие умные слова, там, «интертекстуальность» поэзии, ее «коммуникативность» и так далее…

Возможно, однако, все гораздо проще. Все любимые мной поэты писали, на самом деле, совсем не зная об этом парадоксе, «про меня».

Генделев же писал (почти всегда) «про себя». Это он обустраивался в израильской поэзии, и, потерпев неудачу, занял какое-то там место, какую-то там нишу в поэзии русской. Это он жил где-то там со своей «марией» (именно так, с маленькой буквы пишет он это имя, скрывая за ним подлинное имя своей возлюбленной ИР) в каком-то там доме в Яффо. «Их жизнь».

Все это он выплеснул, выплюнул в своих стихах: порой энергетически невероятно мощных, порой – просто непонятных, по большей части полных любованием энергией отдельных слов и, увы, самолюбованием.

Ко мне, к читателю этих стихов, это не имеет никакого отношения.

И, полагаю, его поэзия так и останется предметом вдумчивого изучения литературоведов, наподобие вот этого.

Конечно, вот проходит время, когда на одной литературной площадке творят одновременно, скажем, Толстой и Достоевский, и начинаешь скучать по вот этой вот «мульти-гениальности» подобных времен.

Боюсь, однако, что, несмотря на честные, искренние усилия друзей и поклонников Михаила Генделева, его эпоха так и останется временем одного гения. А не двух.

Ирония, стеб, обсценная лексика, игры словами и аллюзиями… - это все прекрасно, достойно.

Но, возможно, нужно просто еще обладать определенной поэтической и личностной смелостью и не бояться лирики и красоты долговременных чувств.

Ибо серьезные, подлинные чувства, высказанные в правильной форме – никогда не будут пафосными и дешевыми.
LinkReply

Comments:
[User Picture]From: olgina67
2010-03-31 08:25 pm (UTC)
смело, однако :)
респект у уважуха зато, как говорится. достойное такое и солидное Мнение. Именно с большой буквы.
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: aklyon
2010-03-31 08:35 pm (UTC)
Спасибо, друг мой. Правда, это мое "мнение" не так "Выстрадано", как "Мнение", только совсем чуть-чуть, и не повсеместно, а - в некоторых местах и в правильных пропорциях:)

Гулял я по сайтам в поисках различных записей, набрел на вот это, и тебя вспомнил:) Должно быть очень красиво, а вот за запоминание я не ручаюсь (но и первого вполне достаточно:))
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: olgina67
2010-03-31 08:40 pm (UTC)
как приятно, когда добрым словом поминают :) мерси на тебя, друг мой :)
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: tashamiller
2010-04-01 04:59 am (UTC)
Никогда не читала его стихов, о вечере памяти слышала по TV, собиралась пойти, но не получилось, или не захотелось, не очень люблю чисто русские посиделки в Израиле. Поискала в инете, впечатляет, я бы даже сказала, очень сильно. Надо будет внимательно почитать, в тишине и покое.
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: aklyon
2010-04-01 05:33 am (UTC)
Почитайте, вдруг у Вас с ним сложится не так, как у меня с ним:)

На отдельных фотографиях с вечера лица у слушающих хорошие, "внимательные".
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: tashamiller
2010-04-01 05:41 am (UTC)
Многие лица просто замечательные! Но мне бы не хотелось, что бы меня фотографировали, когда я, например, слушаю музыку. :-))
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: aklyon
2010-04-01 05:44 am (UTC)
"Мы" учтем это на будущее:)
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: reminor
2010-04-01 07:56 pm (UTC)
Генделев всегда был для меня частью иерусалимского пейзажа русской общины-такой человек в штанах на широких красных подтяжках
Как-то я сидела в приемной дантиста, который со всеми дружил, и рядом сидел Валентин Никулин, а перед нами вышагивал Генделев и декламировал новыю эпитафию

не в том беда что умерла
на это всяк горазд
а в том беда что не дала
и видимо не даст

нам с Никулиным было неловко

а стихи его сейчас мне больше нравятся, чем когда-то, но с оценкой согласна на 100:

вообще литературный вкус у нас с Вами сходится, я заметила по книгам рекомендованным:)
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: aklyon
2010-04-01 09:06 pm (UTC)
Прелестная сценка.

Мне это приятно - наше совпадение вкусов:)
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: isaak_rozovsky
2010-04-01 10:09 pm (UTC)
Вы очень точно заметили, что эта поэзия к Вам не имеет отношения. Я добавлю только, что и к самому поэту - тоже. Этот кажущийся парадокс, мне кажется, объясняется тем, что Генделев относится к довольно редкой разновидности поэтов, тяготеющих к эпосу (эпике). Так сказать, поэт державинской "кройки". У него все действительно очень энергетично, ярко и звонко. Но там, где требуется (по крайней мере, читателю) некоторая нюансировка состояний и движений души, - все тот же барабанный бой и звон литавров. Во всяком случае, так я объяснил для себя те недостатки, которые являются продолжением его достоинств, и наоборот.
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: aklyon
2010-04-02 09:36 am (UTC)
Ну да, пожалуй, что-то в этом роде. Сколько ищу я у него для себя строгой, спокойной интонации "реки времен в своем стремленьи уносящей все дела людей...", а - не нахожу.
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: luukphi_penz
2010-04-10 03:48 pm (UTC)
Меня стихи Генделева трогают за душу. Может быть душа моя формалистическая, но магические строчки:
"и вся хула и похвала
халва и пахлава"
вызывают у меня выброс адреналина в кровь, а что еще можно требовать от поэзии?
У меня нет ощущения, что Генделев боялся лирики
Вот, например:

не плачьте пери!
молоком
не кормят змея на душе
не плачьте Мэри
ни о ком
уже не стоит петь рыдать стихи и плакать

под Валериком фейерверк
над офицериком салют
а смерть что смерть
она
лицо
его лизала как собака.

Впрочем, всегда интересно познакомиться с взвешенным мнением, так резко отличным от твоего.

(Reply) (Thread)
[User Picture]From: aklyon
2010-04-11 05:24 am (UTC)
Мое ухо, видимо, привыкло к другому уровню лирики, к другому спектру интонации. У меня и после строчек, приведенных Вами, остается ощущение, простите, выпендрежа, маски, чего-то ненастоящего, что, по каким-то причинам, настоящее скрывает. Отсутствие знаков препинания, при этом восклицательный знак, какие-то пери и Мэри: это все из какой-то другой жизни, то ли пиратской, то ли какой-то другой, но это все такая стилизация, которая отдаляет меня от мира поэта. Я привык вот к чему, например:

Я был только тем, чего
Ты касалась ладонью.
Над чем в глухую, воронью
Ночь склоняла чело.

Здесь все ясно, ничего не прикрыто, поэт не стесняется и не боится говорить о себе, и не заслоняется от себя и от нас выдуманными и стилизованными именами. Все просто, ясно и откровенно. И вот этой степени лирической открытости и ясности мне в Генделеве и не хватает.
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: luukphi_penz
2010-04-16 02:02 pm (UTC)
Нет, не из пиратской это жизни. Это постмодернистская лирика, используящая в данном случая Лермонтова. Пери это восточная (иранская) волшебная дева. Встречается у Л. в Демоне, в Тамаре и в Беле из "Героя нашего времени". "Мери" она из "Княжна Мери", там же и офицерика убивают. "Валерик" стихотворение Л. с жестоким описанием сражения между русскими и горцами. Какой же это выпендреж? Впрочем, когда что-то не нравится, обяснять что это хорошо не имеет смысла.
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: aklyon
2010-04-16 09:19 pm (UTC)
Во-от, так я про это и говорю. Постмодернизм, Лермонтов, чудесно... Я Лермонтова очень люблю, у него есть прекрасные строки...

А где же здесь сам Генделев?
(Reply) (Parent) (Thread)